Ирина Краснокутская о Мише

Никогда не думала, что надо будет писать в память о Мише.

Как-то казалось, что он – неотъемлемая часть всех нас. Навсегда. Рядом, готовый подставить свое плечо, помочь, поддержать. Всегда очень скромный, интеллигентный, сдержанный и немногословный во всем, что касалось его и его проблем. Мы даже не знали, были ли они у него. Во всяком случае, он никогда никого ими не обременял и не хотел быть кому-то в тягость.

Я познакомилась с Мишей почти 20 лет назад, когда он пришел в наш Полиглот, переводческую фирму. Там был Русский отдел. Я помню этот день очень хорошо, работы было немного, а Миша принес образец перевода, написанный от руки. Он не умел пользоваться компьютером. Честное слово. Образец не показался нашему ведущему переводчику. И был шанс, что в тот день мы могли бы проворонить Мишу, не узнав его. Но в тот день у Игоря Бекмана было хорошее настроение. И еще у него было несколько страниц перевода, который он дал Мише на проверку. Миша взял красный карандаш и уделал Бекмана. Я пришла в ужас, зная, чем это чревато, Миша Ищенко весело засмеялся, а Амбарцум Мкртычев замер в ожидании. Надо сказать, что великий переводчик Бекман пришел в восторг и побежал просить, чтобы Мишу взяли редактором. Так, по сути, встретились два мэтра, великий переводчик и великий редактор – абсолютно уникальные представители переводческого мира. И именно Игорю мы должны быть благодарны, что он не отпустил Мишу. И всем, кто Игоря поддержал.

Мише не надо было много работать на компьютере, все, что требовалось, – умение владеть красным карандашом, но со временем Миша стал мастером и в компьютерной области. Миша был не только виртуозным редактором, но впоследствии и переводчиком ничуть не хуже. Это со стороны казалось легкостью, но за всем этим стояли энциклопедические знания, колоссальная мощь и постоянное желание двигаться вперед. Всегда. Он практически не пропускал ошибок, качество переводов из Полиглота на многие годы было гарантировано теперь не только классными мастерами перевода, но и мастером-редактором.

Как специалист, он был просто гениальный. Таких сейчас уже почти нет. Просто старая гвардия, и нам, мне просто неслыханно повезло узнать его.

Когда наш Полиглот стал разваливаться, я ушла. А Миша сказал, что готов помогать во всем, хотя в то время Фрида была уже серьезно больна. И по сути, зачем ему было тратить время на фирму без клиентов. В ночь перед открытием офиса «полетел» network, и Миша прилетел, прибежал, несмотря на поздний час вместе с Фридой, которая отвлекала меня разговорами.

Эти замечательные 12 лет нашего сотрудничества. Я так благодарна Вам, Миша! Во многом благодаря Вам LEXT не потерял ни единого контракта.

Когда они повалили, Вы при каждом новом клиенте говорили, что уже пора закладывать фундамент для небоскреба и строить, а потом укрепить наверху название фирмы. Это стало дежурной шуткой.

Вы даже больше, чем я, очень близко к сердцу принимали весь процесс работы с клиентами и переводчиками. У вас были любимчики, а были некоторые безграмотные – и к этим Вы относились с брезгливостью. Ну, не любили вы таких. У вас всегда была высокая планка. Помню, вы позвонили и сказали: О Боже (ваше любимое вводное), эта дура в слове из 5 букв сделала 4 ошибки. Вы даже разозлились.

КАЧЕСТВО было постоянной частью разговора. Мы часто спорили, и надо отдать Вам должное, я часто, хоть и не всегда, соглашалась с Вами. Вы были моей опорой, вдохновителем, я не знаю, есть ли у меня право считать Вас своим другом, очень близким человеком. Но у меня есть право быть Вам благодарной всю свою жизнь.

Для меня это была целая эпоха. И сейчас, когда включается компьютер, нет практически ни единой работы, которая делалась без Мишиного участия. За день мы обменивались сообщениями несчетное количество раз и звонили по Скайпу и по телефону. В последний раз я получила от Миши сообщение 9 го августа в 1:46 дня по вашингтонскому времени, а потом я написала ему на Скайп, чтобы он не ездил на аттракцион с подводной лодкой, что может произойти отслоение сетчатки из-за перемены давления, а он мне написал: «do not worry, all is ok» – это я скопировала из Cкайпа

Потом Миша позвонил, чтобы поговорить о проблеме одного из клиентов, и как ее надо решить. Мы договорились обсудить все несколько позднее – я торопилась.

И все.

 

Мишин уход – это невосполнимо, он создал пустоту, ощущение неуверенности – не посоветоваться больше. Это все нестерпимая боль весь день, так как надо продолжать работать без него, а я думаю о нем постоянно, и все не верится. Его уход – это потеря части нашей жизни, которая больше никогда не повторится. Каждый день, открывая компьютер, кажется, что надо проверить, нет ли в почте чего-нибудь от Миши – ведь это- виртуальное пространство, а в 8 утра по Калифорнии все смотрю в Скайпе – включился или нет. Мы проживали каждый рабочий день вместе много лет. Теперь надо учиться все это делать без него.

Миша все делал быстро-быстро, как-бы на лету, виртуозно, очень легко. Он и ушел быстро, просто моментально.

Миша, я Вас буду помнить с благодарностью. Пока я есть.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *