ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 14. БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ ФРИДУЛЕЧКИ (часть 69)

ГЛАВА 14. БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ ФРИДУЛЕЧКИ

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Ленинградское начало

Ася и Фрида (фото из семейного архива)

В самом начале 1988 года (Фридочке тогда было всего-то 42 года) в правой молочной железе было обнаружено уплотнение. Была сделана пункция и взята проба. Анализ показал, что опухоль злокачественная. Хорошо помню, что лаборатория, в которую я отправился дождливым вечером за результатом, находилась где-то на проспекте Газа (когда я был маленьким, меня всегда интересовало, почему это улица названа по слову «газ» и почему нет улицы Электричества; много позже я узнал, что это фамилия революционера (не Газ, а Газа)). Помню, как я вышел на улицу на негнущихся ногах (они как-то сразу стали ватными), внутри все колыхалось, ощущение было такое, как будто я упал с большой высоты и лечу, лечу, лечу… Прошло всего три с небольшим года со смерти от рака моей дорогой и любимой мамочки, и вот опять… Я обратился за помощью к врачу, который оперировал маму в Городском онкологическом диспансере на Березовой аллее на Каменном острове. Звали его Даниилом Рафаиловичем. Это был хороший приятель Данечки, он и устроил тогда, что Д. Р. взял маму к себе на операцию и дальнейшее лечение.* Поскольку Д. Р. сам не занимался молочной железой, то он направил меня к своему коллеге, замечательному хирургу и человеку Якову Зиновьевичу Городищеру (он потом переехал жить к дочери в Лос-Анджелес, и мы иногда говорили с ним по телефону). Фридочке предстояла серьезная операция, а ведь она совершенно не могла переносить даже совсем простые медицинские процедуры. Так уж была она устроена, что при взятии крови из пальца теряла сознание. Да, это не был какой-то самонастрой, просто белело ее лицо, они теряла сознание и все. Помню, как еще до нашей свадьбы мы как-то пошли в кино на документальный фильм о знаменитом прыгуне в высоту Валерии Брумеле. Уже ближе к концу фильма рассказывалось о том, как он попал в дорожно-транспортное происшествие на мотоцикле, у него была очень серьезно повреждена нога. Так вот в этот момент на экране появились съемки операционной, и показали хирургов, склонившихся над окровавленной ногой Брумеля. Этого было достаточно… Краем глаза я увидел, как моя соседка просто-напросто съезжает со стула. Когда я повернулся к ней, то увидел, что у Фриды кровь отхлынула от лица, она совершенно белая, глаза закатились, и она на грани полной потери сознания. Еле-еле я успел подхватить ее, и мы срочно покинули зал кинотеатра. Уже позднее я не раз видел, как Фридуля теряла сознание при взятии крови из пальчика. Теперь ей предстояла серьезная операция. Мне было, кажется, еще страшнее, чем Фриде.

Но надо отдать должное Фридочке. Она мужественно перенесла эту операцию. Яков Зиновьевич сделал операцию блестяще. После операции последовало радиационное лечение, а затем курс химиотерапии. Этот этап закончился благополучно, вновь отросли замечательные волосы, и Фридочка продолжила работу бухгалтером в жилищном кооперативе. Думалось, точнее, хотелось думать, что это был лишь эпизод в нашей жизни, плохой эпизод, но эпизод, который забудется.

После этого, в 1990 году Ася уехала в Израиль, а в 1993 году осенью и мы двинулись в дальний путь… Много сил Фридочке стоил отъезд Аси, да и наш переезд не был простым, она вложила много сил в это «мероприятие», а потом во вживание в новую обстановку, в обучение, в поиски работы и т. д. и т. п. Чувствовала Фридочка себя более или менее прилично, и казалось, что тот эпизод так и останется эпизодом.

__________

*Данечка — это Даниил Зиновьевич Симановский, сын Розы Ляндрес. (Примечание Аси Перельцвайг)

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *