ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 13. ЭМИГРАЦИЯ В США (часть 63)

ГЛАВА 13. ЭМИГРАЦИЯ В США

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Встречи с Саликом в Москве

Летом 1991 г. не стало [моего папы] Изи, и мы всерьез задумались над тем, чтобы покинуть страну, в которой родились и выросли.

В начале 90-х годов (наверно, уже после [Асиного] отъезда) Салик, получив американское гражданство, впервые приехал по делам, которые он хотел наладить в Советском Союзе, в Москву. Я хорошо помнил его еще по Ташкенту, где мы оба были в эвакуации во время войны. Я пошел там в школу, а он был младше меня на два года. Салик никак не мог научиться произносить букву «С» и нередко говорил: «У меня отШталая речь».

Я специально поехал в Москву повидаться с ним, потому что сам факт его приезда и возможность увидеться с ним был чудом. Когда они с Галей уезжали, то казалось, что это навсегда и что мы никогда их больше не увидим. А тут вдруг он приезжает. Помню, с какой гордостью он показал мне свой паспорт («Читайте, завидуйте…»). К этому времени я уже работал не в закрытом институте, а в полиграфии, и потому уже мог задумываться над выездом из страны. Я попросил Салика подать документы на нас с Фридой. Он задал мне лишь один вопрос о моем здоровьи, потому что в моем возрасте, когда я еще не мог рассчитывать на получение пособия, у меня могла быть лишь надежда на самого себя, а чтобы работать, надо было быть, по крайней мере, здоровым. Затем он сказал, что, конечно, документы на нас он подаст, но при этом добавил, чтобы я имел в виду, что наши шансы на получение статуса беженца в точности равны нулю (этот статус дают лишь самым близким родственникам — родителям, детям, братьям и сестрам). Но я все равно попросил его сделать это.

Близнецы Миша и Фима, с отцом Элией и матерью Полиной (фото из семейного архива)

Салик останавливался в Москве у своего родного брата Фимы и предлагал подать документы на него (документы на другого брата — близнеца Фимы — Мишу и его жену он уже подал). Однако Фима, который к тому времени уже побывал у Салика в Америке в гостях, ни в какую не хотел ехать. Он уже был на пенсии, языка не знал и полагал, что ему тут в Америке будет очень тоскливо. (Забегая вперед, могу сказать, что после переезда в Америку он прекрасно «акклиматизировался», живя в Окленде, регулярно сам ездил в Сан-Франциско в оперный театр и на концерты и был вполне счастлив.) Так вот на всякий случай (вдруг Фима все-таки надумает поехать) Салик подал документы на него. Разница во времени подачи документов на Фиму и на нас составила около двух недель. И… о чудо! Эти документы каким-то необъяснимым образом соединились между собой в Иммиграционном управлении США, и мы стали как бы одной семьей. Поэтому нас вызвали на так называемое «интервью» в американском посольстве совместно с Фимой.

Ася Михайловна Вихман, в девичестве Ляндрес, бабушка Миши Перельцвайга (фото из семейного архива)

Поскольку Фима не собирался ехать в Америку, то соответственно не хотел идти в посольство на интервью. Стоило больших трудов уговорить его сделать это ради нас. Должен сказать, что у меня была полная уверенность, что нас с мамой не признают за родственников Салика вообще, не то что за близких родственников, ведь у меня не было абсолютно никаких доказательств этого. Фамилии были разные. Бабушка Ася имела девичью фамилию Ляндрес, но ее свидетельства о рождении я не нашел. Как это получилось, что мы проскочили в качестве членов одной семьи с Фимой, до сих пор не понимаю. К тому же, о какой общей семье с Фимой вообще могла идти речь, ведь мы жили с ним в разных городах. Но чудо случилось! Мы благополучно прошли интервью и получили статус беженцев.

Документ на прохождение иммиграционного интервью (из семейного архива)

Для окончательного оформления необходимо было пройти медицинский осмотр в специальной поликлинике в Москве (на отсутствие туберкулеза, психических заболеваний и т. д.). Когда мы с мамой туда обратились, оказалось, что проходить этот осмотр может только семья целиком. И опять Фима наотрез отказался ехать в эту поликлинику. Я предлагал отвезти его на такси туда и обратно домой, но он не соглашался ни в какую. И опять понадобилось много трудов, чтобы он согласился. Наконец, этот этап был пройден, и мы получили соответствующие документы.

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *