ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 11. ДРУСКИНИНКАЙ, 1991 ГОД (часть 60)

ГЛАВА 11. ДРУСКИНИНКАЙ, 1991 ГОД

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

События, связанные с путчем 1991 г., хочется выделить в небольшую, но важную главу. Летом (точнее, 4 июля) 1991 г. не стало моего папы, которого мы с Лорой очень любили и за которым в меру наших сил ухаживали. В связи с этим несколько предшествующих лет мы не могли думать об отпуске и, конечно, очень устали. Поэтому мы и надумали с мамой поехать отдохнуть в

Г. Друскиникай на карте (Гугл мэпс)

Друскининкай в Литве. Мы бывали там и раньше, чувствовали себя там хорошо, ведь климат Литвы несколько мягче и теплее по сравнению с ленинградским, но в то же время там нет изнуряющей южной жары, которую я всегда переносил тяжело.

Пятнадцатого августа вечером мы выехали поездом из Ленинграда в Литву. На следующий день рано утром я увидел на соседнем пути военный состав, на платформах которого стояли незачехленные танки. Это было очень необычно, потому что военная техника всегда перевозилась тщательно укрытой чехлами. И я сказал об этом маме. А через несколько дней, 19 августа из сообщений по радио мы узнали о путче в Москве. Было это очень волнительно, тем более, что мы оказались в это время вне дома. Мама считала, что мы должны немедленно выехать обратно в Ленинград, а я полагал, что этого не надо делать ни в коем случае, потому что было совершенно ясно, что Прибалтика уж теперь-то точно отделится от Советского Союза, и мы автоматически окажемся «за границей».

Пока мы размышляли, что нам предпринять, путч был подавлен (кажется, 23 августа), и мы узнали, что 26 августа состоится очередная акция трех прибалтийских республик, уже государств, которой они хотели отметить очередную годовщину их оккупации советскими войсками в 1940 г. В столице Литвы Вильнюсе на центральной площади у здания парламента должен был состояться общенациональный митинг, на который должны были приехать делегации всех городов. В Друскининкае были развешаны объявления с приглашением желающих поехать в Вильнюс. Я уговорил маму, что мы должны в этот день быть вместе с литовским народом и для этого должны поехать. Позвонил по указанному в объявлениях телефону, и нас записали на эту поездку. Утром в назначенный день мы пришли к автобусам, выделенным для этой поездки. В первые минуты, честно говоря, мы себя почувствовали не очень уютно, потому что все остальные, кроме нас, знали друг друга и говорили между собой по-литовски. Но вскоре наши спутники поняли, кто мы, спросили нас, откуда мы и почему здесь, и стали говорить с нами по-русски, угощать, кто яблоками из своего сада, кто бутербродами. И мы почувствовали себя среди своих друзей. В Вильнюсе вся площадь у парламента и прилегающие улицы были запружены народом, всюду висели литовские флаги (флаги не советской Литвы, а национальные флаги). Своих мы быстро потеряли, но, поскольку помнили место стоянки автобуса, то не волновались. На этой площади еще совсем недавно пролилась кровь молодых литовцев от руки советских военных. В соответствующих местах были установлены портреты этих молодых людей, окруженные цветами, и стояли свечки. Вокруг каждого такого места кружком стояли литовцы и тихо, вполголоса пели национальные литовские песни. Вскоре начался митинг.

Демонтированный памятник Ленину из центра Вильнюса, Литва, 1 сентября 1991 года. (фото: http://loveopium.ru)

Первым выступил президент Литвы Ландсбергис. Он говорил по-литовски, нам его речь переводил литовец, с которым мы познакомились за минуты до начала митинга. Затем были другие выступающие, в том числе посол, кажется, Великобритании. Его выступление я в общих чертах переводил нашему знакомому. Он рассказал нам, что в этот день в Вильнюсе был разрушен памятник Ленину, а его постамент из красного гранита был разбит. При этом он вытащил из кармана несколько кусков этого постамента с одной отполированной стороной и подарил нам. (Хочу отметить, что позднее, уезжая из СССР, точнее, из уже России, мы многое бросили, но эти несколько кусков постамента памятника Ленину мы с собой увезли в Америку.)

Очень характерный эпизод, показывающий, насколько четко литовцы отличали «советское» от «русского». Когда Ландсбергис приветствовал Россию, подавившую путч, то над площадью рядом с литовскими флагами взвились флаги Российской Федерации, и многие тысячи людей приветствовали аплодисментами победу демократии в России. Хочу подчеркнуть, что это было на площади, на которой совсем недавно погибли молодые литовцы от рук советских войск.

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *