ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 9. БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ МАМЫ И ПАПЫ (часть 57)

ГЛАВА 9. БОЛЕЗНЬ И СМЕРТЬ МАМЫ И ПАПЫ

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Израиль Осипович Перельцвайг во время войны (фото из семейного архива)

В следующую зиму папа поскользнулся на улице и упал лицом вниз, при этом он сильно ударился головой. К тому времени папа жил с Лорой, а в квартире мамы и папы жили Дима с Ирой.*

Когда папа не вернулся домой в соответствующее время, мы с Лорой стали его разыскивать и выяснили, что скорая помощь доставила его после падения в больницу Кировского района, в общее травмотологическое отделение. Теперь-то я знаю, что с ушибом головы скорая помощь не имела права везти его в травмотологическое отделение, а должна была доставить в нейрохирургическое отделение, но тогда мы этого не знали. Когда мы приехали в больницу, папа ходил по отделению и чувствовал себя в целом хорошо. Теперь-то я также знаю, что хорошее самочувствие после удара головы очень обманчиво и что, независимо от состояния, такой пациент должен несколько дней быть в покое (желательно — лежать). Здесь я сделаю небольшое отступление и расскажу то, что, как я считаю, должен знать каждый, потому что неправильные первоначальные действия в такой ситуации чреваты серьезными последствиями. Дай бог, чтобы не пришлось иметь дело с таким несчастным случаем, но уверен, что таким вещам надо учить всех!

Так вот, при ударе головы возможны три основных случая.

  1. Мозг, который плавает в окружающей его жидкости, при ударе смещается так, что в какой-то момент соприкасается с мозговой оболочкой. Это т. н. «сотрясение головного мозга», при котором возможны головокружение, тошнота и рвота, но не требуются никакие особые медицинские меры, а нужен или желателен лишь полный покой в течение нескольких дней (постельный режим).
  2. Мозг при ударе смещается так, что нарушается целостность кровеносного сосуда, начинается кровотечение. Это т. н. «ушиб головного мозга», при котором возможны те же внешние проявления, что и в случае 1, но, в отличие от случая 1, отсутствие полного покоя чревато более сильным и потому опасным кровотечением. Весь ужас в том, что в первые дни никаких тревожных симптомов может не быть, но сгустки вытекшей из сосудов крови сами выйти никуда не могут. В зависимости от ситуации (возраст, место кровотечения, размер сгустка крови и т. д.) возможно оперативное вмешательство или же попытки рассасывания сгустка крови медикаментозными средствами. Главное же — полный покой!
  3. Открытая черепно-мозговая травма. Про это писать не буду, и так ясно. Тем более, что нас это не коснулось.

Ведение папы как пациента с самого начала было неправильным. Он ходил в больнице, а на следующий день его выписали домой. Мы, будучи полными невеждами, радовались «благополучному» исходу травмы, но на следующий день папа спал и мы не могли его добудиться. Мы ведь не знали, что на 2–3–4 день сгусток крови начинает разлагаться, повышается температура и больной теряет сознание. «По цепочке» мы вышли на прекрасного специалиста доктора-невролога Романа Борисовича. Когда я позвонил ему и рассказал всё с просьбой приехать к нам и посмотреть папу, он сказал, что он, конечно, может приехать, но это бессмысленно, потому что у папы именно ушиб головного мозга, папа не спит, а потерял сознание, и его надо срочно везти в нейрохирургическое отделение больницы, что мы и сделали.

Поздно ночью папу привезли в больницу имени 25 Октября в Веселом поселке. Я был около папы. Когда папу переместили с носилок на кровать, то мне отдали домашнее одеяло, в которое он был закутан (ведь это было зимой), и сказали, что я свободен и могу ехать домой. Но я наотрез отказался покинуть папу, ведь я знал, что за уход в советских больницах, и сказал, что останусь до утра. На это мне возразили, что в нейрохирургическом отделении оставаться вообще нельзя и что об этом не может быть и речи. После соответствующих препирательств мне сказали, что это против правил, но не могут же они вызывать милицию… Я пробыл до утра, а утром приехала Лора, пробыла весь день, а на ночь приехал я. Вот так, сменяя друг друга, мы ухаживали за папой целый месяц, который он провел в больнице. Больше возражений против нашего пребывания в отделении не было, наверное, по той причине, что мы не только ухаживали за своим папой, делая все то, что, вообще-то, должны были делать медсестры и нянечки, но и за соседом папы по палате, у которого была аналогичная травма. В нас видели своих помощников. Недаром, когда папу выписывали из больницы, мы благодарили его врача, а он благодарил нас за то, что мы выходили его пациента…

Недели полторы папа был вообще без сознания, так как травма была тяжелой и к тому же с самого начала стратегия лечения была неправильной. Но в конце концов папу выписали в довольно приличном состоянии, а еще через месяц-два папа вернулся к исходному состоянию. К сожалению, при тяжелых травмах в преклонном возрасте нередко наблюдается последующее бурное развитие склероза (наверное, это соответствующая защитная реакция организма). С этим нам справиться уже не удавалось… Третьего июля 1991 г. папы не стало.

_________

*Лора — сестра автора этих воспоминаний, Дима — ее сын, а Ира — его жена. (Примечание Аси Перельцвайг)

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *