ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 6. СЕМЬЯ (часть 51)

ГЛАВА 6. СЕМЬЯ

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Знакомство и жизнь на Новочеркасском проспекте

Фрида Яковлевна Перельцвайг (фото из семейного архива)

До сих пор я рассказывал о событиях моей жизни, связанных то с учебой, то с работой, то с дальнейшей учебой. Пришло время рассказать о том, как я познакомился с [Фридой]. Было это на свадьбе моего двоюродного брата Жени Вихмана, которая состоялась в ресторане «Москва» в апреле 1971 года. Фрида мне очень понравилась, но я считал, что не мог подойти к ней и представиться, так как она была приглашена Витей Вихманом.* Наша вторая встреча с Фридой состоялась приблизительно через месяц на дне рождения у Вити Вихмана, то есть 10 мая 1971 года. Мое мнение о Фриде подтвердилось, но я ничего не мог поделать. Кстати, вскоре Фрида закончила Ленинградский институт точной механики и оптики.

Приблизительно еще через месяц я случайно узнал, что Вите Фрида не очень-то и нравится. Во всяком случае, он вовсе не собирался связывать с ней свою жизнь. И тут я, в общем человек довольно нерешительный, набрался храбрости и позвонил Вите. Я задал ему вопрос «в лоб» и получил благоприятный для меня ответ. После этого я с чистым сердцем мог звонить Фриде и назначать встречу.

Все лето мы с ней встречались, гуляли, ходили на концерты и в театры. В частности, я хорошо запомнил, что именно этим летом мы с Фридой были на нескольких концертах Дюка Эллингтона, который в тот год приехал в Ленинград на гастроли (это был его первый и единственный приезд в СССР). Мне с большим трудом удалось тогда достать билеты на несколько его концертов.

Во время медового месяца в Сухуми, октябрь 1971 г. (фото из семейного архива)

К концу лета нам обоим показалось, что мы уже достаточно хорошо знаем друг друга и настолько подходим друг другу, что можем связать наши жизни. Вот мы и подали заявление во Дворец бракосочетания на набережной Невы. Восьмого октября состоялась торжественная регистрация нашего брака. […]

Мы оба не хотели пышной свадьбы, соглашаясь с Ромой Пугачом в том, что это праздник для двоих. Поэтому на следующее же утро мы улетели в отпуск в Сухуми.

До конца 1975 года мы жили в квартире Якова Рувимовича и Рахили Исаковны на Новочеркасском проспекте.** Маленькое отступление в связи с названием этого проспекта. В Ленинграде этот проспект относительно новый, он появился лишь в советское время и сразу получил название Новочеркасского. Приблизительно в конце 70-х или в начале 80-х годов его переименовали в Красногвардейский. Так вот, после падения Советской власти началась эпоха торопливых переименований названий улиц (как будто это было главным, что определяло жизнь людей). При этом были случаи возвращения дореволюционных исконных названий, но было немало и смешных примеров переименований. Одним из таких примеров и было возвращение Красногвардейскому проспекту его предыдущего названия — Новочеркасский. Авторы этого переименования не знали, что первоначальное название проспекту было дано в память о Новочеркасском полке, который одним из первых стал на сторону молодой Советской власти во время Октябрьской революции. Вот такие «пирожки с котятками»! Другой не менее смешной пример: как только Украина объявила о своей самостоятельности и независимости от России, самым первым делом она «ушла» от московского времени (так украинские националисты не любили Россию и все связанное с ней). И что же получилось в результате? Уйдя от московского времени, они «вляпались» в израильское […]!

Жили мы очень дружно, я имею в виду не только нас с Фридой, но и своих тестя и тещу. К сожалению, Фрида никогда не была близка и не дружила со своей мамой. При этом иногда бывала смешная ситуация, когда она жаловалась мне на свою маму. К счастью, у меня хватило ума не поддерживать ее в этом и советовать решать возникающие с мамой разногласия самой, без моего участия. Ведь я понимал, что, независимо от того, кто из них был прав или виноват в той или иной ситуации, они между собой в конце концов помирятся, а я, если попытаюсь поддержать Фриду против ее мамы, стану врагом Рахили Исаковны, чего я не хотел, так как уважал и любил ее, кроме того, я был ей и Якову Рувимовичу очень благодарен за ту неоценимую помощь, которую они оказывали нам в тот трудный период, когда Ася была маленькой, а мы оба работали. У меня и до сих пор сохранилось самое теплое чувство по отношению к Рахили Исаковне. Я не знаю, кто из них обеих (мама или дочка) виноват в том, что их отношения не сложились такими, какими им было бы положено быть, возможно, что вину они должны разделить между собой, но я знаю одно: в такой ситуации дочка должна сделать первый шаг навстречу маме. Я неоднократно говорил Фриде буквально следующее: «Фрида! Если тебе не нравится муж, найди себе другого мужа. Если тебе не нравится дочка, роди себе другую дочку. Но если тебе не нравится мама, тут ничего сделать нельзя. Мама у человека одна!». С сожалением должен констатировать, что все мои подобные призывы, да еще в течение многих лет, оказались тщетными и безрезультатными. Отношения Фриды с мамой так и не наладились, если не сказать, что ухудшились…

________

*Виктор и Евгений Вихманы — родные братья, дети Оси Вихмана, младшего брата Мины Самуиловны Вихман (в замужестве Перельцвайг), мамы автора. (Примечание Аси Перельцвайг)

**Яков Рувимович и Рахильи Исаковна — родители Фриды. (Примечание Аси Перельцвайг)

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *