ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы) (часть 45)

ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы)

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Должен сказать, что этот институт [Институт машиноведения] в то время был одним из лучших научных учреждений страны в области машиностроения. В нем работали всемирно известные ученые в этой области. Назову лишь несколько имен.

Анатолий Аркадьевич Благонравов, директор Института машиноведения АН СССР (фото: Википедия)

Институт возглавлял академик Анатолий Александрович Благонравов, известнейший специалист в области артиллерии и ракетной техники.* В годы Отечественной войны в СССР была создана Академия артиллерийских наук. Многие годы (до ее расформирования в мирные годы) ее возглавлял Благонравов. Позднее он в течение длительного времени был председателем Государственной комиссии по космическим запускам. Его имя по традиции того времени не называлось, можно было лишь услышать его голос во время радиотрансляций с космодрома, и лишь после его смерти об этом стало широко известно. Так что и Гагарина «благословил» на полет он. В моем кандидатском дипломе стоит подлинная подпись академика Благонравова.

Диплом кандидата наук, с подписью А. А. Благонравова (из семейного архива)

 

Иван Иванович Артоболевский (фото: вебсайт Института машиноведения РАН)

Пневматики (Герц и Крейнин) работали в составе лаборатории теории механизмов и машин. Лабораторию возглавлял академик Иван Иванович Артоболевский. Вам это имя ничего не говорит, но любому советскому инженеру это имя хорошо знакомо, так как по учебнику по теории механизмов и машин, написанному Артоболевским, училось не одно поколение инженеров. Предмет этот был обязателен для всех инженеров, учебник был написан еще до войны и выдержал много-много изданий. Учебник был толстый (я думаю, страниц под тысячу, а может быть, и больше). Когда я учился в институте, это имя звучало для меня почти так, как имя Ньютона. Предмет этот — в достаточной степени сложный и трудный, недаром студенты расшифровывали его сокращенное название ТММ как «ты — моя могила» или «тут моя могила». Не думал я, что увижу когда-нибудь Артоболевского, что буду разговаривать с ним, что буду защищать диссертацию перед Ученым советом, в котором будут сидеть академики Благонравов, Артоболевский, Дикушин (виднейший специалист в области станкостроения). Когда моя работа уже была готова и вскоре предстояла защита, я очень волновался, но не потому, что недостаточно знал предмет, а именно по той причине, что мне было страшно докладывать перед такими учеными какую-то мою писанину. Мне казалось, что эти великие ученые все заранее знают, и что же мне им рассказывать… Однажды я решился задать этот вопрос Елене Васильевне. Она улыбнулась и сказала мне, что ничего этого они не знают, поэтому я должен докладывать перед Ученым советом так, как если бы я рассказывал дворникам (я хорошо запомнил это ее выражение, так оно меня тогда поразило). И это, действительно, было очень разумно. Я имел возможность много раз убедиться в справедливости слов Елены Васильевны, когда докладывал на конференциях. Когда ты занимаешься каким-то узким конкретным вопросом в течение длительного времени, то привыкаешь и все начинает тебе казаться простым и очевидным. Человек же, каким бы он ни был прекрасным специалистом, но в других областях той же самой науки, не может объять все и потому не может сходу «врубиться» в новую для него задачу. Поэтому и надо рассказывать все популярно, причем с самого начала, а не с середины, как это делают многие в подобной ситуации. Этот совет Елены Васильевны я запомнил на всю жизнь и всегда им руководствовался.

______

*На самом деле Анатолий Аркадьевич Благонравов. Сегодня институт носит его имя. (Примечание Аси Перельцвайг)

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *