ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы) (часть 40)

ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы)

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

От Приемского моя мысль бежит к главному инженеру нашего института Николаю Ивановичу Ермину, под руководством которого мне посчастливилось проработать более 15 лет (как жаль, что так мало). Его внешний вид был, мягко говоря, странным для его должности. Крупная фигура русского мужика с простым, словно вырубленным топором лицом, с весьма непритязательными манерами.

Современный вид сборочного цеха ГП “Завод им. Малышева” (Харьков), 2014 год (фото: http://bmpd.livejournal.com/1574581.html)

Помню, как однажды я по его вызову приехал в командировку в Харьков на завод имени Малышева. Он встретил меня в проходной, помог быстро оформить пропуск, и мы с ним пошли в нужное место на заводе. Николай Иванович в то время бросил курить и заменил сигареты семечками, благо не было проблемой купить их на харьковском рынке. Так вот, Николай Иванович достает из кармана горсть семечек и протягивает мне, а сам идет и лузгает, как ни в чем ни бывало. Таким он был. Как позднее сказал один мой коллега с острым языком Володя Блинов, «если окажешься рядом с Ерминым в трамвае, то будешь непроизвольно держать руку в кармане с кошельком». Голова у Николая Ивановича была удивительная. Возможно, он забыл многое из того, что учил в институте, но у него было много природной (я бы сказал, крестьянской) смекалки и чутья. Он регулярно приходил в наш конструкторский отдел, чтобы поучаствовать во внутренних (неофициальных) рассмотрениях проектов. Меня всегда удивляло его умение разобраться в сути дела, выделить главное в том, что рассматривалось, и увидеть слабые места. Через 5–10 минут после начала совещания он своими вопросами, как говорится, «попадал в открытые раны». И это при том, что мы, работники отдела, которые знали о проекте куда больше него, этих слабых мест не видели. Поэтому мы всегда были рады его участию в техническом совете (или, как его называл заместитель начальника нашего отдела Александр Давыдович Гинзбург, «совет тех»). Еще одна замечательная особенность Николая Ивановича. Он, будучи главным инженером научно-исследовательского института, никогда не стеснялся показать, что он чего-то не знает. Помню такой эпизод, который в то время произвел на меня сильное впечатление. Было это всего лишь после нескольких лет моей работы, когда я начал специализироваться в гидравлике и пневматике и уже кое-что в ней понимал. Тем не менее, я все же был молодым инженером (как тогда говорили, «молодым специалистом»). На совещании у главного инженера начальник нашего отдела Григорий Николаевич Приемский рассказывал о разрабатываемом в отделе новом станке и, поскольку в этом станке важную роль играла гидравлика, стал рассказывать и о ней. Конечно, он не знал вопрос досконально и потому допустил где-то погрешность. Ермин тут же почувствовал неладное и задал вопрос Приемскому. Ответ его не удовлетворил и он обратился к Григорию Николаевичу со словами: «Гришка, ты садись, ты это все равно не понимаешь так же, как и я! Вот пусть Миша нам все разъяснит». Во-первых, пусть вас не удивляет панибратское обращение главного инженера к начальнику отдела. Они много лет знали друг друга, были практически однолетками, поэтому главный инженер мог позволить себе такое обращение. Зато он никогда так не обращался к более молодому по возрасту и младшему по положению, например, к Борису Павловичу Егорову Ермин всегда обращался по имени и отчеству, ко мне — по имени, но уж ни в коем случае не панибратски. Во-вторых, и это в этом маленьком эпизоде, наверно, главное, Николай Иванович не стеснялся признать при всех, что он — главный инженер — чего-то не знает или не понимает и не боялся, что его обращение к молодому специалисту с просьбой объяснить то, что ему непонятно, как-то умалит его авторитет. И это, действительно, не только не снижало его авторитет, а наоборот, повышало его. Ведь через 5–10 минут он, обладая недюжинным умом и природной смекалкой, уже прекрасно понимал предмет обсуждения, хотя, возможно, и не знал каких-либо его тонких деталей. Иными словами, он продолжал интенсивно учиться на таких примерах. Не припомню, чтобы последующие главные инженеры были такими же в этом отношении.

 

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *