ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы) (часть 39)

ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы)

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Длительное время мне не приходилось работать с ним [Сергеем Протасовичем Брюхановым], и я считал, что он действительно идеальный человек. Всегда спокойный, уравновешенный, всегда с улыбкой. Такое мнение о нем у меня было до тех пор, пока мне не пришлось однажды (слава Богу, что лишь однажды) поработать с ним, точнее, под его руководством. Он разрабатывал станок, а мне было поручено разработать чертежи одного из узлов. Я не со всеми предложениями Сергея Протасовича согласился, и подготовил свой вариант, который по всем статьям был лучше. Когда он подошел ко мне и, посмотрев на чертежную доску, сказал, что то-то и то-то надо переделать, я начал обосновывать свое предложение, надеясь услышать в ответ какие-то инженерные доводы, с тем чтобы обсудить и сравнить варианты и в конце концов прийти к оптимальному решению, как это было у нас всегда как с Борисом Павловичем Егоровым, так и с Самуилом Марковичем Леринманом. Но не тут-то было. С Сергеем Протасовичем было совершенно невозможно спорить. Он не стал приводить какие-либо разумные доводы, а со своей всегдашней улыбкой сказал мне: «Честное слово, этот вариант лучше!». И он показал на свой вариант. Такой подход совершенно обезоруживал, обсуждать больше было просто нечего. Поразмыслив и посоветовавшись с Егоровым по поводу своего предложения, я еще больше уверовал в то, что все-таки прав я и что мой вариант значительно лучше. Поэтому я продолжал его разрабатывать. Когда через несколько дней Сергей Протасович снова подошел ко мне и с явным неудовольствием увидел, что я стою на своем. Он сказал мне, что надо разрабатывать первый (его) вариант. И тут меня осенило, как надо поступить. «Бей врага его же оружием!» И я с обаятельной улыбкой ответил Сергею Протасовичу: «Сергей Протасович! Честное слово, мой вариант лучше!». Он как-то странно взглянул на меня, ничего не ответил, отошел и больше никаких разговоров на эту тему не было.

Вернемся к Григорию Николаевичу Приемскому. Я всегда относился к нему с глубочайшим уважением благодаря его действительно большому таланту конструктора. Да и вообще он был очень интересным и широко эрудированным человеком. У Григория Николаевича было обыкновение практически ежедневно обойти все доски. У каждого конструктора он присаживался, смотрел чертежи, находящиеся в работе, обсуждал с автором возникшие вопросы и т. д. Однажды Григорий Николаевич подсел ко мне, расспросил о задаче, которой я занимался, стал внимательно изучать чертеж, прикрепленный к чертежной доске, и задавать вопросы типа: «А как это работает?», «А если будет то-то и то-то?»… Он пришел в восторг от увиденного и закончил словами: «Гениально! И Вы это сами придумали?» Я краснел и бледнел от смущения, но после нескольких очередных вопросов вывод стал другим: «Все это г…о и работать не будет!». И, не говоря больше ни слова, поднялся и отошел от моей доски. Вот таким был Григорий Николаевич Приемский.

 

 

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *