ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы) (часть 36)

ГЛАВА 5. ИНЖЕНЕРНАЯ РАБОТА (1958 – 1971 годы)

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

В группе, возглавляемой Борисом Павловичем, работал Рома Пугач […] и Самуил Маркович Леринман — еще один из моих учителей, которому я обязан, возможно, больше, чем кому-либо другому. О нем рассказ ниже. Кстати, все эти люди были, а некоторые есть (и дай им Бог здоровья) совершенно разные, но каждый из них был по-своему личностью, яркой и одаренной. Я многому научился у них, много взял от каждого из них, а если чего-то не взял, то зря…

Самуил Маркович Леринман был намного старше меня и старше Бориса Павловича. До войны он жил в Свердловске (ныне он называется так, как назывался до революции, — Екатеринбургом) и работал в конструкторском бюро завода «Уралмаш». Это огромный завод тяжелого машиностроения, выпускающий уникальную технику: шагающие экскаваторы, в ковше которых может поместиться легковая машина, кажется, даже не одна, прокатные станы и т. п. Там он прошел прекрасную школу и был высокообразованным, эрудированным инженером, кроме того, он всегда был большим энтузиастом своего дела. В начале 30-х годов на этом заводе работало много немецких инженеров, у которых Самуил Маркович тоже много взял.

Николай Иванович Кузнецов (фото: Википедия)

Кстати, именно в эти годы Самуил Маркович работал в этом КБ с Николаем Ивановичем Кузнецовым, будущим знаменитым советским военным разведчиком, который во время войны работал в немецком прифронтовом тылу под видом немецкого офицера. Тогда он еще не был Николаем Ивановичем, а просто молодым инженером Колей Кузнецовым. Он прилично знал немецкий язык, хотел выучить его еще лучше, можно сказать жил этим, поэтому он пользовался каждой возможностью поговорить по-немецки, в частности, с немецкими инженерами. «Охота за ведьмами» в Советском Союзе еще была впереди, поэтому он не боялся с ними общаться. К каждому новому появившемуся в КБ человеку Николай Иванович обращался с вопросом: «Шпрехен зи дойч?». Поэтому в КБ его и прозвали «Шпрехен зи дойч, Николай Иванович?». Потом, после того, как он отбил жену у главного конструктора или его зама (я уж не помню точно), из КБ он исчез.* Много лет Самуил Маркович ничего о нем не слышал и лишь после войны, когда Кузнецов получил звание Героя Советского Союза посмертно (он совершенно по-дурацки погиб в Западной Украине, когда она уже почти вся была освобождена от немцев). Кузнецов работал в течение нескольких лет очень успешно.

Лидеры союзных держав на Тегеранской конференции (фото: Википедия)

В частности, ему удалось узнать и сообщить в Москву о готовящемся немцами покушении на трех руководителей союзных стран во время их предстоящей встречи на конференции в Тегеране в 1943 году. Именно в связи с этим президент США Рузвельт во время пребывания в Тегеране жил не в американском, а в советском посольстве (американское посольство было расположено относительно далеко от советского, а далекие поездки по городу были небезопасны, тем более, что подробностей готовящего покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля известно не было). К другим неординарным подвигам Кузнецова относится убийство немецкого гауляйтера Украины Эриха Коха. О Кузнецове написан ряд книг, по материалам его работы поставлен нашумевший в свое время фильм «Подвиг разведчика», главную роль в котором сыграл знаменитый в то время и действительно замечательный киноактер Павел Кадочников. Поэтому я с большим интересом слушал рассказы Самуила Марковича о Кузнецове.

Первые года полтора моей работы я в основном занимался конструированием различных механизмов. Потом началась работа над автоматической литейной формовочной линией, в которой было решено широко использовать пневматику и гидравлику. Этой частью работы стал заниматься Самуил Маркович, а в помощь ему подключили молодых инженеров меня и Рому Пугача, который пришел на работу в этот институт, как и я, из Военно-механического института, но годом позже. Все мы втроем с энтузиазмом стали изучать новую для нас область техники — пневматику и гидравлику. Особые трудности мы испытывали при расчете пневматических устройств. Поясню, в чем тут дело. Так как жидкости обладают очень малой сжимаемостью, то в первом приближении их можно считать несжимаемыми, а это очень упрощает дело. Если под поршень, который может скользить в цилиндре, подать от насоса определенное количество жидкости, то легко подсчитать, на сколько переместится этот поршень. Поскольку воздух имеет очень высокую сжимаемость (например, чтобы повысить давление воздуха вдвое, надо, грубо говоря, уменьшить его объем вдвое, причем это лишь очень грубая картина, так как при изменении давления воздуха одновременно изменяется его температура, что, в свою очередь, влияет на давление и т. д.), то расчеты пневматических устройств в то время были очень приблизительными, и работа реального устройства значительно отличалась от расчетной картины. К тому времени я уже заканчивал дополнительное математическое образование в университете, поэтому мне, как говорится, «и карты были в руки».

_______

* В Википедии приводится другая причина увольнения Кузнецова с “Уралмаша”: уволен “как прогульщик”, но звучит это малоубедительно. (Примечание Аси Перельцвайг)

 

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *