ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 4. ИНСТИТУТ (часть 23)

ГЛАВА 4. ИНСТИТУТ

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Учеба в институте

Должен сразу сказать, что Военно-механический институт, который был кузницей кадров для военной промышленности, отличался хорошей материальной базой (отличными лабораториями, спецкабинетами, повышенной стипендией для студентов) и сильным преподавательским составом. Так что в целом я не могу пожаловаться на то, что судьба распорядилась так, что я стал студентом этого института. Я еще расскажу подробнее об учебе в институте. Несколько слов об институте в целом. В институте было тогда три факультета: артиллерийский, боеприпасов и ракетный. Разумеется, факультеты так не назывались. По общему советскому правилу не называть вещи своими именами факультеты носили нейтральные мирные названия: машиностроительный, приборостроительный и механический. Я попал на первый в этом списке. Попал случайно — по той причине, что мне уже было не до выбора, не говоря уже о том, что если бы мне предложили выбор, то не зная, чему же учат на том или ином факультете, я все равно не смог бы сделать осознанный выбор. Думаю, что «заталкивая» меня именно на артиллерийский факультет, директор руководствовался самыми лучшими чувствами, ведь на этом факультете можно было получить наиболее широкое инженерное образование, что позволило бы в будущем работать практически в любой области промышленности. Два других факультета давали более узкое специализированное образование.

Никто не проводил со мною соответствующую работу, не вдалбливал мне в голову, что я должен хорошо учиться, я это чувствовал потрохами и шкурой. С первого дня я начал учиться по серьезному, вкладывая все силы в учебу, считая, что это моя работа, за которую мне еще и платят стипендию. Лишь в первом семестре я получал обычную стипендию (всем без исключения поступившим в институт была дана одинаковая стипендия), но уже после первой зимней экзаменационной сессии и до окончания института я получал повышенную стипендию (на 25% выше обычной). А вообще все было любопытно. В конце декабря 1952 года началась первая зачетная сессия. Первый зачет был по металлургии. Никто из студентов не знал, как будет проходить зачет, а на вопрос об этом наш преподаватель Крупицкий отвечал кратко и доходчиво: «Я буду спрашивать, а Вы будете отвечать!». Я очень сильно волновался и поэтому нес какую-то ахинею в ответ на вопросы преподавателя, причем, произнося эти слова, отчетливо понимал, что предмет я хорошо знаю, правильный ответ был передо мною, но язык был как бы отключен от мозга и молол чепуху, и то, что это чепуха, я понимал. Интересно, что перед зачетом я легко отвечал на вопросы ребят, в том числе и на тот вопрос, который был мне задан на зачете, а тут я стал как будто загипнотизированным. Короче говоря, свой первый зачет в институте я просто не сдал. Пришлось через несколько дней его пересдавать, что я благополучно и сделал без запинки. А вообще за все годы учебы в институте (а это 5,5 лет) все экзамены были сданы мною только на 5. Да, у меня в «матрикуле» (зачетной книжке) были только лишь отметки «зачтено» (для зачетов) и «отлично» (для экзаменов). Пишу я это вовсе не для хвастовства, а в доказательство того, что золотая медаль была дана мне не зря, что я оправдал надежды моих школьных учителей, что диплом с отличием я тоже получил не с натяжкой, как это бывает, а честно его отработал.

Выписка из зачетной ведомости (из семейного архива)

Кстати, забегая вперед, расскажу здесь же, как проходил мой последний экзамен в институте. Это был экзамен по автоматике и телемеханике. Преподаватель меня хорошо знал по практическим и лабораторным занятиям, да и по лекциям, ни одну из которых я не пропустил. Тем не менее, то, что произошло на этом экзамене, было для меня неожиданным и хорошо запомнилось. Я всегда любил сдавать экзамены в числе первых и не терпел ожиданий. Так и на этот раз: я вошел в аудиторию в первой группе, вытянул билет, подошел к доске и начал готовиться: написал наверху фамилию, номер билета, успел лишь написать номер вопроса (единицу в кружочке) и собрался писать ответ по первому вопросу, как вдруг преподаватель (к сожалению, не помню ни его фамилии, ни имени и отчества*) окликнул меня и попросил подойти к столу. Я посмотрел на доску, на которой еще не было ничего по существу дела, а потому не могло быть и ошибок, и в полном недоумении подошел к столу. Мое недоумение усилилось, когда преподаватель протянул мне зачетку. Я машинально взял ее и вопросительно смотрел на преподавателя. Он произнес лишь: «Все, идите!». Ничего не понимая, я вышел в коридор. В голове лишь крутилось «За что?». Ребята, ожидавшие своей очереди, обступили меня и стали расспрашивать, что случилось, какой билет был у меня и т. п. Я, будучи в совершенно невменяемом состоянии, лишь тупо смотрел на них, не в силах вымолвить ни слова. Это продолжалось несколько долгих секунд, пока кто-то из ребят не взял зачетку из моих рук и не открыл ее. В ней стояла «пятерка»! Вот так я сдал последний экзамен в Военно-механическом институте. Нет! Не подвел я Алексея Ивановича Дыкова!

________________

*Согласно найденным в семейном архиве документам, фамилия этого преподавателя была Диомидов. (Примечание Аси Перельцвайг)

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *