ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 3. ШКОЛА (часть 17)

ГЛАВА 3. ШКОЛА

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Мои учителя (физика, химия и география)

Физику, которая тоже была одним из моих самых любимых предметов (любовь к физике я пронес через всю жизнь, и до сих пор жалею, что по причинам от меня не зависящим я не стал профессиональным физиком), у нас преподавал Иван Алексеевич Розанов. Он не был такой яркой личностью, как Василий Матвеевич, но дал нам очень крепкие знания основ предмета. Это очень важно, потому что многие инженеры, с которыми мне приходилось сталкиваться в жизни, знали мудреные формулы из вузовского курса физики, но плохо понимали ее основы и суть самих физических явлений. Были у Ивана Алексеевича несколько любимых присказок и выражений, которые он очень кстати вставлял в свою речь. Например, если ученик начинал нести чепуху, то он говорил слова «опять сорок пять за рыбу денег». И вообще его речь была весьма яркой. Его трудами в школе был создан неплохо оборудованный физический кабинет, в котором он показывал нам много интересных опытов. Вспоминая то время, понимаю, как трудно было купить, найти, достать физические приборы в трудные послевоенные годы.

Наш учитель химии Кирилл Васильевич Шкурко был весьма нестандартным человеком (это отличало многих наших учителей). Во-первых, он был высоченного роста и худой-прехудой, одним словом, каланча. Курил он трубку, которую «заправлял» каким-то очень ароматным табаком (капитанским, что ли). Был он профессиональным химиком, до войны работал в какой-то военной химической лаборатории, занимавшейся боевыми отравляющими веществами. На этой работе Кирилл Васильевич потерял зубы, так что общий колорит его фигуры дополнялся ярко блестящими зубами из нержавеющей стали. Кирилл Васильевич был влюблен в свой предмет, а такой человек может не только хорошо и интересно рассказывать о своем предмете, но и привить у ребят любовь к нему. Должен сразу сказать, что у меня особой любви к химии не появилось, но, наверно, просто по той простой причине, что сердце мое уже было отдано навсегда математике и физике.

Нашим географом был Сергей Дмитриевич Данилов. Очень яркая личность, человек, влюбленный в географию, очень своеобразный и необычный в своем отношении к ученикам. У нас в классе висела большая карта обоих полушарий мира. Так вот у Сергея Дмитриевича были очень интересные наказания за плохое поведение и вообще за любые проступки на уроках. Он наказывал тем, что ставил учеников на разные сроки около этой карты, причем не вообще около карты, а в определенном месте, например: «Миша, три урока около Японии!» или «Володя, до конца урока около Америки!». Когда раздавался звонок на урок географии, то все садились по своим партам, кроме одного-двоих учеников, которые, наоборот, поднимались и шли к Японии или Америке. Стоять целый урок на одном месте было тоскливо, поэтому волей-неволей взор обращался к карте и бродил по ней, отыскивая какие-нибудь редкие или необычные названия. А потом, на перемене, можно было задать остальным вопрос о том, где находится такая-то река или гора. В результате набедокуривший ученик, хотел он того или нет, познавал географию таким вот способом… Помню, как Сергей Дмитриевич организовал для нас поход в знаменитые пещеры под Ленинградом в Славянке по Московской дороге. Было это в послевоенное время, когда далеко не все еще было разминировано после войны, всюду валялись боеприпасы и т. п. Помню, как во время этого похода по берегу реки Славянка кто-то из ребят наступил на противотанковую мину. Выглядела она приблизительно так же, как выглядит канализационный люк на улице, только была раза в полтора меньше по диаметру. При этом ничего не произошло. Оказывается, эти мины устроены так, чтобы среагировать лишь на огромный вес танка. И вообще, несмотря на седину в волосах, был Сергей Дмитриевич молод душой и таким остался в моей памяти.

(Продолжение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *