ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 2. ВОЙНА (часть 13)

ГЛАВА 2. ВОЙНА

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

Дядя Миша

Михаил Осипович Перельцвайг (фото из семейного архива)

Я не мог не включить особый рассказ о дяде Мише (самом младшем брате моего папы) в свои воспоминания по той причине, что его судьба была вообще-то очень необычной, хотя в советское время таких судеб было и немало.

Перед войной, в 1940 г. дядя Миша закончил Московский нефтяной институт им. Губкина и был направлен на работу на Дальний Восток, где около года проработал на строительстве большого магистрального нефтепровода (эта стройка была позднее описана в романе Василия Ажаева «Далеко от Москвы», которым в свое время все зачитывались). Но тут началась война, дядю Мишу призвали в армию. Ему не удалось долго воевать. В июле или августе 1941 г. он попал в окружение. Немцы устраивали много так называемых «котлов», окружая целые армии и беря их в плен. Так дядя Миша попал в плен к немцам. Когда их часть попала в окружение, один из его приятелей посоветовал ему уходить подальше от расположения их воинской части, потому что после пленения кто-нибудь из своих обязательно выдаст его как еврея. А уже тогда все знали, что в этом случае его судьба будет грустной. Поэтому дядя Миша сразу же ушел подальше, а при пленении назвался своим институтским однокашником, осетином по национальности. Был дядя Миша голубоглазым и блондином, так что это сошло. Немцы подробно расспрашивали его. Задавали вопросы: почему он не знает родной язык (ответ: вырос в Москве) и т. п. Когда узнали, что он по специальности инженер-нефтяник, то направили его в тюрьму в Берлин, где ему предложили работу по специальности в Румынии на нефтепромыслах. Так как он отказался (он знал, что его братья на фронте, как же он мог работать против них, против всех родных и своей страны!), то его направили в концлагерь. Практически до конца войны он пробыл в концлагере Флоссенбург. Это в Западной Германии. Кстати, когда-то я прочитал, что в этом лагере содержались немецкие коммунисты (в частности, некоторое время там пробыл руководитель немецкой коммунистической партии Эрнст Тельман; возможно, вы слышали это имя в связи с поджогом рейхстага и последующим судом, на котором в этом была обвинена компартия). Когда я спросил об этом дядю Мишу, он ответил, что, будучи в лагере, он этого, конечно, не знал.

Со слов дяди Миши знаю о двух случаях, когда жизнь ему спасли немцы. Эти примеры еще раз подтверждают, что нельзя обвинять народ целиком, даже если большинство творит плохие дела. Первый случай был такой. Дядю Мишу осматривал врач. Известно, что у нацистов была очень развита наука об отличиях высшей расы от прочих недочеловеков (по строению тела вообще, черепа и т. д.). Врач сказал дяде Мише, что он знает, что дядя Миша еврей, но он этого не напишет.

Второй случай. Узников лагеря выводили на работы вне лагеря. Поскольку охранникам было скучно, то они придумали такую игру. Во время игры в карты выигравший мог в определенный день застрелить определенного заключенного, если тот оказывался в стороне от группы во время работ. Поэтому в этот день взгляды охранников были прикованы к этому заключенному, и интерес был в том, окажется ли он хоть на мгновение в стороне от группы, чтобы можно было стрелять в него «при попытке к бегству». Так вот в одно утро, когда заключенных выводили на работу вне лагеря, один из охранников шепотом сказал на ухе дяде Мише, что его сегодня «выиграли». Для него это был знак, чтобы он берегся. Весь день он чувствовал на спине взгляды охранников и старался держаться в середине группы. Так этот охранник спас ему жизнь.

О жизни в лагере я не буду рассказывать, об этом уже много написано. Дядя Миша вернулся в Советский Союз в своей лагерной одежде (полосатых брюках и куртке). Эта одежда многие годы хранилась у ЛиСо, потом по какой-то причине они выбросили брюки, а куртка оставалась. Я поругал их за брюки и сказал, что, если они надумают выбросить куртку, то пусть известят меня, я брошу все и немедленно прилечу, что ее забрать. Куртка так и хранилась у них, а теперь, насколько я знаю, эта куртка находится в экспозиции соответствующего музея в Израиле. Куртка эта была настолько узкой (как на ребенка), что не понимаю, как дядя Миша мог в нее влезть. Таким худым он был в лагере.

(Продолжаение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *