ВСПОМИНАЯ ПРОЖИТОЕ… ГЛАВА 2. ВОЙНА (часть 10)

ГЛАВА 2. ВОЙНА

(Начало воспоминаний здесь. Оглавление здесь.)

В августе 1942 года мне должно было исполниться 7 лет. В то время в школу принимали с 8 лет, но, поскольку я был мальчишкой смышленым и уже лет с пяти читал, даже газеты, то меня хотели отдать в школу раньше. Как же это выполнить?

Юдифь (Дуся) Ляндрес, младшая сестра бабушки Аси (фото из семейного архива)

Помогла тетя Дуся, младшая сестра бабушки Аси. Она тоже была в эвакуации в Ташкенте из Москвы, где жила до войны. Она работала на кирпичном заводе, не знаю, что она там делала, наверно, занималась бумагами в каком-то «офисе». Во всяком случае, она смогла «выправить» мне копию свидетельства о рождении («метрики»), в котором мой возраст был указан на необходимый год больше. Так я оказался в школе в возрасте 7 лет вместо восьми. С одной стороны, это было хорошо, но последствия того, что я был моложе почти всех в классе, я ощущал в течение всех школьных лет. Ведь я был, хотя и не меньшего роста, но явно более слабенький по сравнению с другими ребятами. В школе было плохо с учебниками и тетрадями. Точнее, с учебниками было действительно плохо. Мы учились по старым, еще довоенным, учебникам. А, поскольку именно на предвоенные годы пришлась так называемая «большая чистка», которую устроил «великий вождь», то в учебниках по истории СССР на портретах оказалось много «врагов народа». И мы, в строгом соответствии с указаниями наших учителей, старательно замалевывали чернилами эти портреты. Были мы дурачками и ничего не понимали. Делали это «со вкусом»: сначала пририсовывали усы и бороды, приделывали рога и т. п., лишь потом заливали чернилами все лицо. Что касается тетрадей, то их просто не было. Вместо тетрадей мы использовали какие-то бумаги, исписанные или напечатанные почему-то лишь с одной стороны. Наиболее аккуратных учеников (к сожалению, я принадлежал к их числу) оставляли после уроков для того, чтобы «линеить» такие листы бумаги для всего класса.

Табель успеваемости ученика 1го класса “А” школы № 51 Перельцвайга Михаила, 1942-43 уч. год (из семейного архива)

Кстати, примерно в это время (мне кажется, что именно с 1942 года) в школах было введено раздельное обучение мальчиков и девочек. Так получилось, что вскоре после окончания мною школы снова было введено совместное обучение в школах. У меня нет никакого мнения по этому вопросу, потому что я все десять лет проучился в мужской школе и потому мне не с чем сравнивать.

Несколько слов о климате Ташкента. Он резко континентальный, что означает жаркое лето (за +40°С жары) и довольно холодную зиму (до -10°С и холоднее). Снег выпадает, но обычно долго не лежит, а тает.

Помню, что у нас на стене висела большая карта европейской части СССР, на которой я с помощью булавок и тонкой красной ленты отмечал положение линии фронта. Вообще все разговоры дома велись вокруг войны. Первый год войны я помню плохо, зато хорошо помню тот период, когда немецкие войска стали выгонять из страны, я тогда переставлял линию фронта все далее и далее к западу.

(Продолжаение следует…)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *