Ася о папе

Для начала, я хочу сказать несколько слов о папином жизненном пути и о том, каким он был человеком.

Папа родился 8 августа 1935 года в городе Чернигове на Украине. Ему не было еще и шести лет, когда началась война. С мамой и сестрой Лорой они оказались в эвакуации в Ташкенте. Это были тяжелые годы, о которых папа не любил рассказывать. После войны семья переехала в Ленинград. Там папа учился в школе. В школьные годы у него завязалась крепкая дружба с одноклассниками и учителями. Об этой дружбе я знаю не только по рассказам, ведь даже когда я была уже подростком, папины одноклассники продолжали собираться вместе, в том числе у нас дома. К их учительнице Валентине Лукиничне мы ходили в гости. Как и все, что папа делал потом, он учился в школе на отлично и закончил школу с золотой медалью. Летом 1952-го года он поступил в Военно-механический институт в Ленинграде, куда евреев тогда практически не брали, но у папы были прекрасные оценки и золотая медаль, и отказать ему в поступлении было невозможно. После окончания института он работал и продолжал учиться на вечернем отделении, а потом поступил в аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию.

Восьмого октября 1971 года папа и мама поженились. Они прожили вместе 30 лет, не расставаясь друг с другом. Когда мама тяжело болела, папа сделал все возможное, чтобы ей помочь, и несколько раз вытаскивал ее с того света. Последние двенадцать дней маминой жизни папа провел около ее постели, практически не отходя ни на шаг. Он сдавал для мамы кровь и всячески облегчал ее страдания. Он был преданным мужем и верным другом.

 

 

В 1993 году папа и мама переехали в Америку, в Калифорнию. Папа был очень рад тому, что оказался в этой стране, которую он очень любил. Он очень гордился быть американцем, считал Америку своим домом. Ему здесь было очень хорошо, хотя и нелегко.

Примерно через месяц после приезда папа уже устроился на первую работу, в «Полиглот» (с сотрудниками которого он запечатлен на фото слева), сначала редактором, а потом и переводчиком. Хотя это была работа не совсем по специальности, папа очень увлекся ей. Он занимался самыми разнообразными проектами, в том числе международной космической станцией, запуском космических спутников, нефтяными разработками на Сахалине, списанием химического оружия и ядерных медицинских установок. Он работал с такими организациями как «Боинг» и НАСА, Министерство обороны и Космический центр им. Хруничева. Однажды я помогала папе переводить документы о питании американских специалистов, работающих на космодроме Байконур.

Папа увлеченно работал до самого последнего дня, хотя он был тогда в отпуске, и это был его день рождения. Но папа все равно трудился. Он вообще был великим тружеником и с огромной ответственностью относился ко всему, что он делал. Папа часто цитировал слова бабушки Маргарет Тэтчер, говоря: «Если дело вообще стоит того, чтобы его делать, то его стоит делать хорошо». Он и мне прививал с детства ответственное отношение к работе. Папа никогда не проверял, сделала ли я домашние задания, и не давал маме проверять. Он говорил: «Фрида, она сама должна научиться ответственности и дисциплине». И еще папа часто приговаривал: «Кое-как делают только «кое-какеры»…»

Папа не только много и увлеченно работал, но он еще и любил учиться и продолжал делать это всю жизнь. Уже в Америке в возрасте 60-ти лет он научился водить машину. Так же в Америке папа освоил персональный компьютер. Он начинал работать в «Полиглоте», редактируя красной ручкой на бумаге, но уже через несколько лет прекрасно овладел компьютером, причем не просто печатал, а научился делать очень сложные вещи, сам собирал компьютеры, чинил их. И этой компьютерной мудростью он с удовольствием делился с другими.

Это еще одно очень важное папино качество — то, что он всегда делился тем, что знал, и был готов помочь в трудную минуту. Я уже говорила о том, как папа много помогал маме. И конечно, папа очень много помогал мне. Когда я заболела (я тогда жила в Коннектикуте), папа вылетел первым же рейсом, чтобы быть со мной в больнице. Он много мотался по всему свету, и в Норвегию, и в Канаду, и по Америке, помогая мне переезжать и устраиваться на новом месте. На этом фото папа в Тромсё около круизного лайнера. Надо отметить, что папа видел в такой помощи не обузу для себя, а удовольствие. Очень часто бывало так, что когда папа что-то делал для меня, и я благодарила его, он отвечал: «Тебе спасибо!» Я спрашивала, а мне-то за что. И папа всегда говорил что-то вроде: «А я без тебя не оказался бы в таком красивом месте» или «Без тебя я бы не поужинал сегодня так вкусно в ресторане» и так далее.

Папа вообще во всем видел хорошее и во всех людях находил лучшие качества. Он умел жить «вкусно», получать удовольствие от жизни. Последнюю неделю своей жизни папа провел в отпуске на Гавайях, ему там очень нравилось. Мы каждый день говорили по телефону или по «скайпу», и папа повторял: «А тут все прекрасно! Мы отлично отдыхаем, купаемся». Это был для него райский уголок, и он провел эти дни, которые, увы, оказались последними, с любимыми людьми: с Людочкой и Павликом, которого папа обожал.

В последнее утро папа, Люда и Павлик ехали в Лохайну любоваться на тропических рыбок. Как настоящего благородного рыцаря, смерть настигла папу «на коне», он был за рулем. Уже теряя сознание, он смог вывернуть машину на парковку и сделать так, чтобы больше никто не пострадал. И в этом весь папа!

Папа не был религиозным человеком и не верил в Бога. Но я думаю, что Бог все-таки есть, потому что он дал папе быструю и немучительную смерть. Последнее, что папа видел, это были красивые гавайские горы. Очень жаль только, что он ушел от нас так рано. Он еще от многого мог бы получить удовольствие, многому мог бы радоваться. Нам его очень не хватает. Мы будем всегда его помнить и любить, и он будет с нами. Пусть земля ему будет пухом!

И еще я хочу обратить ваше внимание на эту папину фотографию. Здесь он в футболке, на которой написано Give Blood, Give Life. Эту футболку папа получил за сданную кровь. У него подобных футболок несколько, так как он много лет сдавал кровь, и в России, и в Америке, причем не только для своих близких и друзей, но и для незнакомых людей. Даже после 11 сентября папа сдавал кровь, в надежде на то, что это кому-нибудь поможет.